Костромской областной суд г.Костромы решение от 07 июня 2017 года

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

«07» июня 2017 г.

        Судебная коллегия по гражданским делам Костромского областного суда в составе:

        председательствующего Веремьевой И.Ю.,

        судей Зиновьевой О.Н., Андреева С.В.,

        при секретаре Романовой Я.Э.,

        рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы Куриленко ФИО12 и представителя УМВД России по Костромской области Ивановой Н.Л. на решение Мантуровского районного суда от 29 марта 2017 г., которым частично удовлетворены исковые требования Куриленко ФИО13, признаны незаконными решение жилищно-бытовой комиссии УМВД России по Костромской области от 07 октября 2016 г. об отказе Куриленко ФИО14 в предоставлении жилого помещения по договору социального найма и решение жилищно-бытовой комиссии МО МВД России «Мантуровский» от 15 декабря 2016 г. о снятии с учета в качестве нуждающегося в жилом помещении Куриленко ФИО15; на жилищно-бытовую комиссию МО МВД России «Мантуровский» возложена обязанность восстановить Куриленко ФИО16 на учете в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий по состоянию на 15 декабря 2016 г.; в удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

        Заслушав доклад судьи Веремьевой И.Ю., выслушав объяснения Куриленко Ю.В., представителя УМВД России по Костромской области Ивановой Н.Л., судебная коллегия по гражданским делам Костромского областного суда

        у с т а н о в и л а:

        Куриленко Ю.В. обратился в суд с иском к жилищно-бытовой комиссии УМВД России по Костромской области и жилищно-бытовой комиссии МО МВД России «Мантуровский» об отмене решений жилищно-бытовой комиссии УМВД России по Костромской области от 07 октября 2016 г. и жилищно-бытовой комиссии МО МВД России «Мантуровский» от 15 декабря 2016 г., обязании жилищно-бытовой комиссии УМВД России по Костромской области вынести решение о предоставлении однокомнатной квартиры, мотивируя тем, что с 1982 г. состоял на учете в жилищно-бытовой комиссии Мантуровского РОВД в очереди на улучшение жилищных условий как действующий сотрудник ОВД. С 12 мая 1995 г. состоял на учете в жилищно-бытовой комиссии Мантуровского РОВД в качестве пенсионера МВД. Все это время проживал с семьей в двухкомнатной квартире по адресу: <адрес>, в доме 1958 года постройки без центрального отопления и водоснабжения. Собственником квартиры является его бывшая супруга Куриленко В.Л. 07 октября 2016 г. жилищно-бытовая комиссия УМВД России по Костромской области в связи с вводом в эксплуатацию нового многоквартирного дома для сотрудников и ветеранов МВД в г.Костроме отказала ему в предоставлении жилого помещения, при этом решение ему не направлялось. 15 декабря 2016 г. решением жилищно-бытовой комиссии МО МВД России «Мантуровский» он снят с учета в качестве нуждающегося в жилом помещении, о чем был уведомлен только 22 декабря 2016 г. Решение обеих комиссий считает незаконными, так как нарушены его права на получение жилого помещения в порядке очереди и на своевременное оспаривание решения жилищно-бытовой комиссии УМВД России по Костромской области.

        Определением суда от 14 марта 2017 г. произведена замена ненадлежащих ответчиков по делу жилищно-бытовой комиссии УМВД России по Костромской области и жилищно-бытовой комиссии МО МВД России «Мантуровский» на надлежащих - УМВД России по Костромской области и МО МВД России «Мантуровский».

        К участию в деле в качестве третьего лица привлечена Куриленко В.Л.

        По делу постановлено вышеуказанное решение.

        В апелляционной жалобе Куриленко Ю.В. просит отменить решение суда в части восстановления его в очереди на получение жилья под номером 1 в жилищно-бытовой комиссии обоих ответчиков отменить, обязать ответчиков предоставить ему однокомнатную квартиру и удовлетворить заявленные исковые требования в полном объеме, взыскать с ответчиков госпошлину в размере 450 руб. Указывает, что суд, удовлетворяя его требования о восстановлении на учете нуждающегося в улучшении жилищных условий, не усмотрел оснований для возложения на ответчика УМВД России по Костромской области обязанности по предоставлению ему жилого помещения во внеочередном порядке. При этом он таких требований не предъявлял. Считает правильным вывод суда о том, что он правомерно был поставлен в очередь на улучшение жилищных условий в жилищно-бытовую комиссию Мантуровского РОВД (ныне МО МВД России «Мантуровский») 30 мая 1995 г. под номером 1. Однако отмечает, что суд не дал критической оценки справке МО МВД России «Мантуровский» от 20 марта 2017 г. №, согласно которой он якобы состоял в очереди в жилищно-бытовой комиссии по состоянию на сентябрь 2016 г. под номером 3. Полагает, что решение суда является незаконным, поскольку выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

        Представитель УМВД России по Костромской области по доверенности Иванова Н.Л. просит решение суда отменить, вынести по делу новое решение, отказав Куриленко Ю.В. в удовлетворении исковых требований в полном объеме. Указывает, что постановка на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях сотрудников ОВД и предоставление им жилых помещений по договору социального найма осуществляется по месту расположения соответствующим территориальным органом федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел - МО МВД России «Мантуровский». На учет жилищно-бытовой комиссией УМВД России по Костромской области истец не принимался, с соответствующим заявлением никогда не обращался, проходил службу в МО МВД России «Мантуровский», поставлен на соответствующий учет жилищно-бытовой комиссией МО МВД России «Мантуровский». В этой связи обязанности по предоставлению истцу жилого помещения по договору социального найма у жилищно-бытовой комиссии УМВД России по Костромской области не возникло. Таким образом, полагает, что решение жилищно-бытовой комиссии УМВД России по Костромской области от 07 октября 2016 г. не нарушает прав истца и не может быть признано незаконным. Считает, что постановка (восстановление) истца на жилищном учете произведена незаконно. Указывает, что предположение суда о том, что истец мог быть поставлен на учет в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий в связи с проживанием в жилом помещении, возможно не отвечающем установленным санитарным и техническим требованиям, не основано на доказательствах, имеющихся в материалах дела. Считает необоснованной ссылку суда на Положение о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, утвержденное постановлением Правительства Российской Федерации от 28 января 2006 г. №47, поскольку указанное постановление не распространяет свое действие на правоотношения, возникшие в 1995 г. Считает, что суд необоснованно отклонил доводы ответчиков о том, что Куриленко Ю.В. не предпринимал мер по размену занимаемой бывшими супругами жилой площади, ссылаясь на позицию Конституционного Суда Российской Федерации, указанную в определении от 01 декабря 2009 г. Отмечает, что позиция, изложенная в названном определении, не имеет значения для рассмотрения настоящего спора. Указывает, что суд не исследовал доводы ответчика о том, что Куриленко Ю.В. добровольно отказался от права собственности на долю в жилом помещении, расположенном по адресу: <адрес> распорядившись тем самым по собственному усмотрению своим жилищным правом. Выражает несогласие с выводами суда о том, что ответчиком не представлено доказательств тому, что истец по настоящее время не является нуждающимся в улучшении жилищных условий, имеет собственное жилье, по договору социального найма ему ранее жилое помещение не предоставлялось. Отмечает, что действующее жилищное законодательство не накладывает на ответчика обязанность по предоставлению вышеназванных доказательств. Считает, что поскольку Куриленко Ю.В. поставлен на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении ввиду неправомерных действий должностных лиц органа, осуществляющего принятие на учет, решение жилищно-бытовой комиссии МО МВД России «Мантуровский» от 15 декабря 2016 г. о снятии с учета в качестве нуждающегося в жилом помещении Куриленко Ю.В. должно быть признано законным, оснований для восстановления Куриленко Ю.В. на учете в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий по состоянию на 15 декабря 2016 г. не имеется.       

        В возражениях относительно апелляционной жалобы Куриленко Ю.В. просит оставить решение суда в части признания незаконными решений жилищно-бытовой комиссии УМВД России по Костромской области от 07 октября 2016 г. и жилищно-бытовой комиссии МО МВД России «Мантуровский» от 15 декабря 2016 г. без изменения, апелляционную жалобу УМВД России по Костромской области - без удовлетворения.     

        Представитель ответчика МО МВД России «Мантуровский», третье лицо Куриленко В.Л.в судебное заседание не явились, о времени и месте рассмотрения дела извещены надлежащим образом.

        В силу ч.3 ст.167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее ГПК РФ) неявка лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к разбирательству дела, в связи с чем, судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

        Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

        Как видно из материалов дела и установлено судом, Куриленко Ю.В. с 1975 г. по 1994 г. проходил службу в органах внутренних дел.

        Приказом от 26 августа 1994 г. № Куриленко Ю.В. уволен со службы в органах внутренних дел с 27 августа 1994 г., стаж службы в органах внутренних дел на день увольнения составил 19 лет 07 месяцев 07 дней.

        Как усматривается из дополнительного списка сотрудников РОВД, утвержденного на заседании жилищно-бытовой комиссии Мантуровского РОВД 16 января 1998 г., на получение жилья и улучшение жилищно-бытовых условий, включающего пенсионеров МВД, Куриленко Ю.В. значится в нем под номером 1. (л.д.54).

        Согласно выписке из протокола №10, утвержденного распоряжением УМВД России по Костромской области от 26 октября 2016 г. №18/1607, на заседании жилищно-бытовой комиссии УМВД России по Костромской области от 07 октября 2016 г. постановлено: отказать в предоставлении жилого помещения по договору социального найма Куриленко Ю.В., как обеспеченному по социальной норме (12 кв.м общей площади жилого помещения на одного человека) и направить уведомление в установленном законом порядке.

        Согласно протоколу №4 заседания жилищно-бытовой комиссии МО МВД России «Мантуровский» от 15 декабря 2016 г. решено Куриленко Ю.В. снять с учета в качестве нуждающегося в жилом помещении в составе 1 человека.

        При этом, как следует из протоколов заседаний жилищно-бытовой комиссии УМВД России по Костромской области и жилищно-бытовой комиссии МО МВД России «Мантуровский», пояснений представителей ответчиков, данных ими в ходе рассмотрения дела и приведенных в отзыве относительно заявленных исковых требований, Куриленко Ю.В. был снят с жилищного учета в связи с тем, что имеет право пользования квартирой бывшей супруги Куриленко В.Л., общей площадью <данные изъяты> кв.м, жилой площадью <данные изъяты> кв.м. Также основанием для снятия Куриленко Ю.В. с учета в качестве нуждающегося в жилом помещении послужило то обстоятельство, что представленные им в 2016 г. документы позволили выявить сведения, свидетельствующие о неправомерности принятия его на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении по договору социального найма, поскольку Куриленко Ю.В. с 1974 г. зарегистрирован по месту жительства и проживал с супругой Куриленко В.Л. (брак расторгнут ДД.ММ.ГГГГ.) в 2-х комнатной квартире (часть жилого дома) общей площадью <данные изъяты> кв.м, жилой №кв.м, по адресу: <адрес> ( по договору социального найма), т.е. имел обеспеченность жилой площадью на одного члена семьи более 7 квадратных метров, в связи с чем жилищно-бытовые комиссии УМВД России по Костромской области и МО МВД России «Мантуровский» пришли к выводу об отсутствии оснований для принятия истца на жилищный учет, действия должностных лиц, осуществивших принятие истца на учет, ведение учета, признаны неправомерными.

        Разрешая требования Куриленко Ю.В. о признании решений жилищно-бытовых комиссий незаконными, суд первой инстанции критически отнесся к указанным выше доводам ответчиков и указал на то, что ст.29 Жилищного кодекса РСФСР содержала несколько оснований для признания граждан нуждающимися в улучшении жилищных условий, в том числе и проживание в жилом помещении (доме), не отвечающем установленным санитарным и техническим требованиям.

        Принимая во внимание, что дом, в котором Куриленко Ю.В. проживал на момент постановки на учет в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий и проживает в настоящее время, 1957 года постройки, щитовой, деревянный, газ баллонный, отопление печное, капитальный ремонт не проводился, суд пришел к выводу о том, что жилое помещение возможно не отвечало установленным санитарным и техническим требованиям, в связи с чем указал, что Куриленко Ю.В. правомерно поставлен на учет на улучшение жилищных условий жилищно-бытовой комиссией Мантуровского РОВД 30 мая 1995 г.

        Учитывая, что Куриленко Ю.В. является пенсионером УМВД России по Костромской области, с мая 1995 г. состоял на учете в жилищно-бытовой комиссии Мантуровского РОВД в списке лиц, нуждающихся в улучшении жилищных условий, по-прежнему нуждается в улучшении жилищных условий, суд пришел к выводу о том, что истец подлежит восстановлению на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий по состоянию на 15 декабря 2016 г.

        С указанными выводами суда согласиться нельзя по следующим основаниям.

        В соответствии с частью 2 статьи 6 Федерального закона от 29 декабря 2004 года № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» граждане, принятые на учет до 1 марта 2005 г. в целях последующего предоставления им жилых помещений по договорам социального найма, сохраняют право состоять на данном учете до получения ими жилых помещений по договорам социального найма. Указанные граждане снимаются с данного учета по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 3 - 6 части 1 статьи 56 Жилищного кодекса Российской Федерации, а также в случае утраты ими оснований, которые до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации давали им право на получение жилых помещений по договорам социального найма.

        По смыслу указанных выше положений закона, Куриленко Ю.В., поставленный на учет граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, до 1 марта 2005 г., мог быть снят с этого учета либо по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 3 - 6 части 1 статьи 56 Жилищного кодекса Российской Федерации, либо в связи с утратой оснований, которые ранее, то есть до 1 марта 2005 г., давали право на получение жилого помещения по договору социального найма.

        Согласно пункту 6 части первой статьи 56 ЖК РФ граждане снимаются с учета в качестве нуждающихся в жилых помещениях в случае выявления в представленных документах в орган, осуществляющий принятие на учет, сведений, не соответствующих действительности и послуживших основанием принятия на учет, а также неправомерных действий должностных лиц органа, осуществляющего принятие на учет, при решении вопроса о принятии на учет.

        Снятие истца с учета нуждающихся в жилищных помещениях, учитывая положения статьи 6 Вводного закона, могло производиться при наличии оснований, указанных в статье 32 Жилищного кодекса РСФСР, действовавшей на момент постановки его на учет в 2004 году.

        Согласно статье 32 Жилищного кодекса РСФСР граждане подлежали снятию с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий в случае улучшения жилищных условий, в результате которого отпали основания для предоставления жилого помещения, а также в случае выявления в представленных документах не соответствующих действительности сведений о нуждаемости в улучшении жилищных условий, послуживших основанием для принятия на учет, а также неправомерных действий должностных лиц при решении вопроса о принятии на учет.

        Основания признания граждан нуждающимися в улучшении жилищных условий, которые до 1 марта 2005 г. давали право на получение жилого помещения по договору социального найма, были установлены в статье 29 Жилищного кодекса РСФСР.

        Согласно пункту 1 части 1 статьи 29 Жилищного кодекса РСФСР нуждающимися в улучшении жилищных условий признаются граждане, имеющие обеспеченность жилой площадью на одного члена семьи ниже уровня, устанавливаемого Советом Министров автономной республики, исполнительным комитетом краевого, областного, Московского и Ленинградского городских Советов народных депутатов, а также проживающие в жилом помещении (доме), не отвечающем установленным санитарным и техническим требованиям.

        Судом установлено, что первичные документы в материалах учетного дела Куриленко Ю.В. отсутствуют, в связи с чем дату его первичного обращения в Мантуровский РОВД с заявлением о постановке на учет в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий установить не представляется возможным.

        12 мая 1995 г. Куриленко Ю.В. обратился с заявлением о восстановлении его в очереди Мантуровского РОВД на улучшение жилищных условий к и.о. начальника Мантуровского РОВД, указав, что до выхода на пенсию в 1994 г. с января 1975 г. проходил службу в Мантуровском РОВД и состоял в очереди на улучшение жилищных условий с 1982 г. С 1977 г. проживает в щитовом доме, 1958 года постройки, с женой и двумя разнополыми детьми <данные изъяты> и <данные изъяты> года рождения на жилой площади <данные изъяты> кв.м без удобств.

        30 мая 1995 г. решением жилищно-бытовой комиссии Мантуровского РОВД Куриленко Ю.В. восстановлен в очередности на получение жилья.

        14 декабря 1996 г. жилищно-бытовой комиссией Мантуровского ГРОВД составлен акт проверки жилищных условий Куриленко Ю.В., проживающего по адресу: <адрес>, согласно которому комиссия произвела проверку жилищных условий, при этом установлено, что занимаемая площадь <данные изъяты> кв.м, дом щитовой, деревянный, отопление печное, газ баллонный. На данной жилой площади проживает семья из 4-х человек, включая двоих разнополых детей.

        Каких-либо иных документов, подтверждающих основания постановки Куриленко Ю.В. на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий, в материалах учетного дела не имеется.

        С учетом этого, судебная коллегия полагает, что основанием для постановки на учет Куриленко Ю.В. явилась обеспеченность жилой площадью на одного члена семьи ниже уровня, устанавливаемого Советом Министров автономной республики, исполнительным комитетом краевого, областного, Московского и Ленинградского городских Советов народных депутатов.

        В соответствии с действовавшим на момент постановки истца на учет решением исполнительного комитета Костромского областного Совета народных депутатов от 17 октября 1985 года № 369 «О порядке учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и предоставления жилых помещений в Костромской области» нуждающимися в улучшении жилищных условий признавались граждане, имеющие обеспеченность жилой площадью на одного члена семьи менее 7 кв.м (п.«а» ст.7).

        Между тем, Куриленко Ю.В. проживал с женой и двумя детьми в квартире, жилой площадью <данные изъяты> кв.м, т.е. имел обеспеченность жилой площадью на одного члена семьи более 7 кв.м.

        Таким образом, как правильно указали в своих возражениях ответчики, на момент постановки истца на учет отсутствовали правовые основания для признания его нуждающимся.

        Ссылка суда на то, что основанием для постановки Куриленко Ю.В. на учет послужило то основание, что он проживал в жилом помещении (доме), не отвечающем установленным санитарным и техническим требованиям, необоснованна, поскольку какие-либо документы, подтверждающие данное обстоятельство, в материалах учетного дела отсутствовали.

        Выводы же суда, основанные на применении пункта 3 части 1 статьи 51 ЖК РФ, Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, утвержденного постановлением Правительства РФ от 28 января 2006 года № 47, являются незаконными и необоснованными, поскольку решение вопроса о признании жилого помещения непригодным для проживания действующее законодательство относит к исключительной компетенции межведомственной комиссии, создаваемой в зависимости от принадлежности жилого дома к соответствующему жилищному фонду федеральным органом исполнительной власти, органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органом местного самоуправления, и не входит в полномочия судебных органов.

        Допустимые доказательства непригодности занимаемого истцом жилого помещения в материалах дела отсутствуют.

        С учетом этого судебная коллегия полагает, что у жилищно-бытовой комиссии имелись основания для снятия Куриленко Ю.В. с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий, поскольку представленные им документы не свидетельствовали о его нуждаемости, а действия должностных лиц при решении вопроса о принятии на учет были неправомерны.

        Кроме того, из материалов дела усматривается, что в настоящее время Куриленко Ю.В. проживает вместе с бывшей женой в двухкомнатной квартире, общей площадью <данные изъяты> кв.м, что превышает учетную норму площади жилого помещения, исходя из которой определяется уровень обеспеченности граждан общей площадью жилого помещения в целях принятия на учет в качестве нуждающихся в жилом помещении на территории города Костромы, установленную Решением Думы города Костромы от 23 июня 2005 года № 54 «Об установлении нормы предоставления и учетной нормы площади жилого помещения в городе Костроме».

        В связи с чем в настоящее время его также нельзя признать нуждающимся в улучшении жилищных условий.

        Доводы Куриленко Ю.В. о том, что он на момент оспариваемых решений о снятии его с учета и отказе в предоставлении жилья, не являлся членом семьи собственника квартиры и представляемые им в обоснование этих доводов доказательства (договоры приватизации и найма жилого помещения), не могли быть положены в основу решения об удовлетворении исковых требований.

        Статья 19 Федерального закона от 29 декабря 2004 года № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации», не допускающая применение части 4 статьи 31 ЖК Российской Федерации в отношении бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения, является нормой, вследствие действия которой, за такими лицами на неопределенное время сохраняется право пользования жилым помещением, поэтому вопрос о постановке таких лиц на учет нуждающихся в жилых помещениях либо о снятии с такого учета не может рассматриваться иначе как в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 51 ЖК Российской Федерации - исходя из их обеспеченности общей площадью жилого помещения.

        В случае, если бывший член семьи собственника добровольно отказался от реализации своих прав, вытекающих из статьи 19 данного Федерального закона, то принятие его на учет нуждающихся в жилых помещениях или обеспечение такого лица жилым помещением по нормам предоставления общей площади, не может состояться ранее 5-летнего срока, установленного статьей 53 ЖК Российской Федерации, поскольку в данном случае добровольный отказ от своих прав на жилое помещение (прав равных праву нанимателя, прав участника долевой собственности), которые в силу закона в обязательном порядке подлежали бы учету при решении вопроса о принятии на учет нуждающихся, предоставлении жилого помещении или о размере его общей площади, следует расценивать в качестве действий, направленных на ухудшение жилищных условий с целью приобретения (сохранения) права состоять на учете нуждающихся в жилых помещениях, либо с намерением получения преимуществ при исчислении общей площади жилого помещения, предоставляемого безвозмездно.

        Куриленко Ю.В. принят на учет нуждающихся в жилых помещениях до заключения его женой Куриленко В.Л. договора приватизации квартиры, то есть на момент постановки его учет нуждающихся, последний являлся нанимателем квартиры и был обеспечен жилой площадью жилого помещения свыше учетной нормы, в связи с чем решение о снятии Куриленко Ю.В. с учета нуждающихся в жилых помещениях соответствовало закону.

        Ссылка суда в подтверждение своих выводов об удовлетворении исковых требований на позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную в Определении от 01 декабря 2009 г. № 1549-О-П, несостоятельна, поскольку Куриленко Ю.В. был снят с учета нуждающихся по иным основаниям, а не по причине изменения после 01 марта 2005 года в законодательном порядке оснований постановки на такой учет.

        При таких обстоятельствах решение суда не может быть признано законным и обоснованным и подлежит отмене с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований о признании незаконными решений жилищно-бытовых комиссий.

        Руководствуясь ст.328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

        о п р е д е л и л а:

        Решение Мантуровского районного суда от 29 марта 2017 года в части удовлетворения исковых требований Куриленко Ю.В. отменить.

        Принять в указанной части новое решение, которым Куриленко ФИО18 в удовлетворении исковых требований о признании незаконными решения жилищно-бытовой комиссии УМВД России по Костромской области от 07 октября 2016 г. об отказе Куриленко в предоставлении жилого помещения по договору социального найма и решения жилищно-бытовой комиссии МО МВД России «Мантуровский» от 15 декабря 2016 г. о снятии с учета в качестве нуждающегося в жилом помещении отказать.

        В остальном решение оставить без изменения.

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2021, МВД России